Терменвокс по-русски

Мы постоянно добавляем новые материалы на сайт и мы постоянно нуждаемся в вашей помощи.

Пожалуйста, помогите нам с переводом материалов на русский язык.

Переведите пару абзацев >>

Термен и сегодня – жертва лемуров

Б. Галеев. Журнал: «Музыка для синтезатора», №4, 2006 год, стр. 19-20

Примечание редактора сайта.

Этот материал опубликован и на сайте Прометея:
http://synesthesia.prometheus.kai.ru/termen2_r.htm

Итак, сейчас мы живем в другое время. Мефистофели вроде бы поутихли, хотя, возможно, на время только. Но неистребимы лемуры – у Гете это шустрое племя тех, кто думает только о себе, вертких и жадных, и у которых, в отличие даже от Мефистофелей, – полное отсутствие представлений о совести. И имя им – легион.

«Эта штука посильнее, чем “Фауст” Гете!» – размашисто расписался Сталин на страницах романтической безделушки Максима Горького. «Девушка и смерть» Горького забыта, а сталинская фраза так и закрепилась, сохранилась в речевом обиходе нашей страны. А я вообще нашел наилучшее применение этой бессмертной фразе, поместив ее в качестве эпиграфа к своей книге с названием: «Советский Фауст. (Лев Термен – пионер электронного искусства)», ибо на самом деле верю, что жизнь, судьба Термена намного «сильнее» унылых перипетий вымышленного гетевского персонажа...

Книга вышла лет десять назад, и уже с первых страниц определив ее жанр как «плач по несостоявшемуся фильму», я надеялся, что после издания этой книги, практически готовому сценарию об уникальной судьбе нашего героя, фильм о Термене будет, наконец, снят.

А задумался я о таком фильме с первой же нашей встречи – в 1967 году. В Московской консерватории, в том ее крыле, где находится сейчас Термен-центр, проходила тогда конференция по музыкальной акустике. И вот после моего доклада ведущий вдруг, неожиданно, объявляет: «А сейчас – слово Термену». Я вздрогнул, не поверив сразу. А затем, в перерыве, не нашел ничего другого, как удивиться и пролепетать: «Лев Сергеевич, вы разве живы?». Ведь до сих пор, судя по всем публикациям о нем, можно было сделать совсем иной вывод. «Я тоже рад видеть вас, много читал», – ответил своей неизменной улыбкой Термен. С тех пор мы и подружились, вместе выступали в Москве, на Украине, в Прибалтике, бывал я у него не раз в чекистском доме на Ленинском проспекте, а позже – в коммуналке, где он был вынужден отмечать свое 90-летие. Несколько раз приезжал Термен в Казань, неоднократно – не знаю до сих пор, в шутку или всерьез – выражая желание остаться жить и работать в нашем городе, так ему здесь понравилось. Вместе мы побывали и за рубежом, в Голландии, в 1993 году, как оказалось, в последний год его жизни…


В московском парке. 1981 год

И все эти годы, поражаясь в тихих беседах фактам его потрясающей биографии, биографии советского Фауста, я пытался заинтересовать телевидение, разные киностудии его судьбой. Отмалчивались, отмахивались. Побывал и в специальной студии при Академии наук СССР, которая фиксировала на пленку «бессмертных», пока они еще живы. Спросили: «Он кто, академик? Нет?! А чем знаменит? Первый в мире электромузыкальный инструмент Терменвокс? Несерьезно!..»

Сохранились небольшие эпизоды в официальных казанских кино-журналах – в сюжетах, посвященных нашим конференциям и фестивалям «Свет и музыка», на которых неизменно выступал Лев Сергеевич. Сохранилось трехчасовое любительское видеоинтервью, снятое на простую VHS-камеру – это было в последний его приезд в Казань, в 1988 году. А до этого, в начале 80-х, мои товарищи с Казанской студии кинохроники попытались снять кинофильм внепланово, на «сэкономленной» пленке. Раз вне плана, значит беспризорная, не уследишь, пропала пленка, наверно, сожгли или смыли на серебро. Сохранилось с той тайной киноэкспедиции в Москву лишь несколько цветных слайдов, которые снимались параллельно во время наших прогулок с Терменом по Москве. Их и публикуем здесь, впервые (как принято нынче выражаться, «эксклюзив»). Кстати, только сейчас заметил, – а ведь не было, кажется, до сих пор ни одного опубликованного фотоизображения Льва Сергеевича в цвете. Все черно-белое – как, впрочем, и положено быть применительно к советскому Фаусту, родившемуся еще в XIX веке, так сказать, в эпоху дагеротипов и динозавров.

К сожалению, сорвалась и киноэкспедиция «Комсомольской правды», которую после многих тысяч писем от читателей в ответ на мою публикацию большой статьи о Термене («На воле он изобрел телевизор, а в лагере – систему подслушивания», 6 февраля 1992 года) редакция пыталась организовать в США, где я вместе со Львом Сергеевичем намеревался взять интервью у руководства ФБР и ЦРУ знали ли они что-либо о секретной миссии советского миллионера Льва Термена во время от десятилетнего пребывания в Америке перед Второй мировой войной. И тут не получилось…

А вскоре позвонил мне из Нью-Йорка американский кинорежиссер Стив Мартин, судя по всему, прочитавший мою статью либо из “Leonsrdo” (Faustus of the twentieth century, v.24, 1991, № 5), либо из «Комсомолки» (она была перепечатана на английском языке в журнале “Sputnik-digest”, 1992, № 9). Он сообщил, что работает над документальным фильмом «Электронная Одиссея Термена», построенном на его собственных съемках во время неожиданного посещения Львом Сергеевичем Соединенных Штатов в 1991 году и на ряде видеоинтервью с давними американскими коллегами Термена еще тех. довоенных времен. Снимал Стив, как писал он мне, на свой страх и риск, сам себе продюсер, сам режиссер, продав машину, заложив дом и все имущество… О секретной миссии Термена в США Стив ничего не знал, и не было у него никаких визуальных материалов о жизни Термена в России. Попросил меня выслать недостающие ему сведения и соответствующие киновидеоматериалы, наши собственные и другие советские, для второй серии «Электронной Одиссеи». Кое-какие текстовые материалы я ему постарался выслать, хотя переписка тогда была безумно трудной и долгой (e-mail появился позже, через пару лет). А собрать со всей страны и отправить за рубеж тяжеленные банки с киновидеороликами в начале 1990-х, когда страну нашу вогнали в настоящий финансовый коллапс, – увы, это относилось тогда к области фантастики. Так и не дождавшись материалов для второй серии «Электронной Одиссеи» Стив Мартин выпустил в свет то, что у него было. И. так уж получилось, премьера состоялась почти день в день с кончиной Льва Сергеевича, в ноябре 1993 года. После этого фильм об изобретателе «музыки из воздуха» с триумфом прошел по многим кинофестивалям мира. Риск предприимчивого американца оправдался и сюжет был беспроигрышным, да и сам Стив Мартин – молодец…

Я пытался наверстать отсутствие предприимчивости, отправив только что изданную в 1995 году книгу «Советский Фауст» на ведущие российские каналы телевидения, полагая приурочить будущий фильм как раз к приближающемуся через год столетию со дня рождения Термена. К столетию, до которого он, увы, не дожил всего три года, – а ведь мечтал отметить его у нас, в Казани, на очередной, специальной юбилейной конференции! Возвращаясь из Голландии, мы подробно обсудили с ним тогда в самолете эти планы…


Б. Галеев, Л. Термен. Казань, 1975 год

Фильма тогда, увы, не случилось, зато в 1996 году провели международную «терменовскую конференцию в Казани (с большим, в 300 страниц, сборником) и подготовили спецвыпуск журнала “Leonardo”. Так что свое обещание Термену я выполнил.

В 1998 году, участвуя во всероссийском конкурсе сценарных заявок «Зеркало-98», я занял призовое место и был удостоен чести представить сжатый сценарий под названием «Фауст XX века» в специальном журнале «Киносценарии». Редакция журнала поздравила меня: «Ну, теперь ждите, продюсеры в очередь выстроятся с просьбой экранизировать вашу книгу!». Вручили мне красивый диплом с подписями ведущих режиссеров России. И я стал ждать, изредка позванивая в редакцию: ну как, мол, там мои продюсеры…

Дождался – через пять лет, то есть недавно, год назад, по телеканалу «Россия» показали фильм «Переживший тиранов: Фауст XX века». Правда, ни Гете, ни Галеев в титрах никак не обозначены, авторы – из неизвестной мне студии с незамысловатым названием «Фишка-фильм». Насколько самостоятелен этот «фишка-фильм», те, кто видел его, могут судить сами, ибо свой сценарный текст я как раз и прилагаю здесь, благо он, надеюсь, представляет интерес и сам по себе. После моего протестного заявления руководству телекомпании (с приложением текста заявки и книги) авторы фильма позвонили мне убеждая в том, что случившееся это недоразумение, совпадения в названии – случайность, а моего текста в журнале «Киносценарии» и моей книги они будто бы никогда доселе и в глаза не видели!..

Лукавите, господа! Я уж не говорю о том, что только мне удалось в свое время ознакомиться с многочисленными статьями о Термене из «Нью-Йорк Таймс» за все десять лет пребывания его в США и привести сведения оттуда в своей книге. В фильме использованы фотографии, которые доселе нигде и никогда не публиковались – только в моей книге: их подарили мне сам Термен и коллеги из Центра им. Ж. Помпиду в Париже. Даже ошибки мои случайные просочились в фильм.

И тут до меня дошло! Одни лемуры исковеркали Термену жизнь, украли у него право жить, работать открыто и счастливо, вместе со своими знаменитыми коллегами по физико-техническому институту А. Иоффе, П. Капицей. А сейчас другие лемуры растаскивают уже память о нем – причем просто в угоду своей ненасытной любви к сенсациям. Да, им есть чем поживиться – судьба у Термена такая, что хватит не на один фильм! Но, согласитесь прежде всего он достоин предстать на киноэкране подлинным Фаустом XX века...

 

Булат Галеев