Терменвокс по-русски

Мы постоянно добавляем новые материалы на сайт и мы постоянно нуждаемся в вашей помощи.

Пожалуйста, помогите нам с переводом материалов на русский язык.

Переведите пару абзацев >>

Как писать для терменвокса

О. Ростовская. Журнал: «Музыка для синтезатора», №4, 2006 год, стр. 28-30

Мне часто приходится рассказывать композиторам о терменвоксе. И я рада, что могу обратиться сразу ко многим потенциальным авторам сочинений для этого инструмента.

Эта статья, скорее, о том, как НЕ писать для терменвокса. Потому как нет горше горюшка, чем после подробного рассказа и показа инструмента, после томительного ожидания новой пьесы получить от композитора сочинение, которое нельзя сыграть.

Знаете, как это бывает? Вот живет человек, нежно пестует в себе самосознание композитора, но при этом биография его складывается так, что звучат его сочинения ой как редко! Мало того что это грустно само по себе, но это имеет еще и неприятные последствия: человек не учится правильно взаимодействовать с реальностью. Он сочиняет прекрасную мелодию, которая в его голове играет, скажем, тембром валторны. И совершенно забывает о том, что валторна не играет в третьей октаве, в которой он услыхал свою прекрасную мелодию…

Ну да хватит о грустном. Давайте позитивно поговорим.


Олеся Ростовская

Что это вообще за штука – терменвокс – и зачем она нужна? Я не стану тут описывать устройство и принцип работы терменвокса, об этом вы прочтете в другой статье. Лучше попытаемся понять инструмент, его природу и возможности.

Каждый инструмент имеет свои сильные и слабые стороны. В этом их и прелесть. Думаю, что на свете нет ни одного инструмента, который бы мог абсолютно всё. Наверное, это самое «всё» можно сделать только с помощью компьютера. На этом месте меня часто спрашивают: зачем же тогда возиться с живым инструментом, если все более ловко можно сделать на компьютере? На что я смело отвечу – делайте! Делайте и не морочьте мне голову! Потому что смысл использования живого терменвокса абсолютно такой же, как и смысл использования живого гобоя, рояля, валторны и далее по списку. Потому что он живой. Потому что ни один компьютер не вдохнет никуда живую душу, ни одна самая крутая программа не наполнит музыку живым человеческим теплом. Более того, я слышала немало откровенно слабой музыки, которая производила большое впечатление на слушателя только благодаря тому, что сильная исполнительская личность Вкладывала туда свою волю, сердце, энергетику.

Часто композиторы берутся писать для терменвокса потому, что исполнение на нем очень зрелищно. И вот выходишь ты с инструментом, как медведь на ярмарке, и все смотрят – вот это фишка, в воздухе играет! Друзья, давайте оставим такое отношение к терменвоксу. Ведь мы же культурные люди! Терменвокс – не аттракцион, это музыкальный инструмент! Прошу вас, обращайтесь с ним не как с цирковым номером, а так, как бы вы обращались со скрипкой. Причем Страдивари. Да, я знаю, инструмент еще не настолько известен, как скрипка. И в зале обязательно найдутся люди, которые впервые пришли на концерт терменвокса. И эти люди страшно удивятся, увидев процесс игры. Но в ваших же композиторских интересах быстрее пройти этап популяризации инструмента. Потому что до тех пор, пока человек «прикалывается над этим фокусом», он не слышит вашей музыки. Вы ничего до слушателя не донесете, у него все внимание уйдет на цирк. А вот музыку – ее музыкальные инструменты играют, да.

Так что же свойственно природе этого музыкального инструмента? В двух словах и не опишешь. Давайте посмотрим на примере некоторых мелодий.

Скажем, «Лебедь» из «Карнавала животных» Камиля Сен-Санса – одна из лучших для терменвокса мелодий. И дело даже не в том, что она очень удобна технически для исполнения (о технических возможностях речь пойдет ниже), а в том, что она прекрасно звучит именно на терменвоксе, с его тембром, напевностью, лиричностью и теплом. Многие из вас сталкивались, наверное, со словами «нескрипично», «невокально» и т.п. То есть технически исполнимо, а природе инструмента не соответствует. Все равно что на тромбоне играть «Соловья» Алябьева – технически возможно, но это не музыка для тромбона! Или, например, мелодия гимна Советского Союза. Технически я могу ее сыграть на терменвоксе, но он не преподнесет эту мелодию так, как она должна звучать – твердо и маршево, а мелодия, соответственно, выставит nерменвокс в невыгодном свете. Вы же хотите, чтобы то, что вы написали, звучало хорошо? Тогда нужно понять, что подчеркнет достоинства терменвокса.

Вот еще несколько примеров удачных мелодий: К. В. Глюк «Мелодия»; Ж. Массив «Элегия»; Бах – Гуно «Ave Maria»; С. Рахманинов «Вокализ». А вот несколько неудачных: В. Дашкевич, главная тема из к/ф «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», русская народная песня «Калинка-малинка», П. Чайковский «Танец маленьких лебедей» из балета «Лебединое озеро».

Часто спрашивают о тембре терменвокса и о возможностях его изменения. Тем, кто совсем не представляет себе звучание инструмента (вдруг среди читателей есть такие), я говорю, что похоже на пилу, на «космическое пение». Тем, кто немного уже слышал, объясняю, что практически в любой модели терменвокса есть возможность сделать тембр «более вокальным» или «более струнным». Также возможна игра через разные устройства обработки звука, да хоть через самый примитивный гитарный процессор. Но тут важно отдавать себе отчет в том, что этого самого устройства-то может у исполнителя не оказаться. Ну, допустим, среднестатистическую реверберацию, задержку или хорус раздобыть не проблема. И то – непонятно какая именно реверберация и какая именно задержка происходят в голове у композитора. Поэтому вы должны понимать, что используя какие-то обработки/приставки/примочки и т.п., вы можете как минимум ввергнуть исполнителя в дополнительные хлопоты, а как максимум – сделать исполнение своей пьесы невозможным в тех местах, где необходимой «коробочки эффектов» не окажется. С другой стороны, если вы хотите использовать терменвокс не в постоянно функционирующей репертуарной пьесе, а один-два раза в перформансе, то тут, конечно, пределов нет – любая обработка. Но вам придется лично принять горячее участие в этом концерте, так как дело исполнителя – играть, а не гадать у монитора, «что хотел сказать автор». Выбор за вами.

Что касается диапазона инструмента, то для мелодического использования я бы не советовала брать шире, чем от соль большой октавы до соль третьей. В принципе, у терменвокса есть звуки и за этими пределами, но их лучше использовать только для каких-то эффектов (glissandi, «птички» и проч.).

Нотируют терменвокс так же, как и любой другой инструмент или голос: если нужно, чтобы он играл конкретные ноты – пишите ноты, если нужна приблизительная интонация – пишите косыми крестиками, ставя их относительно друг друга (выше/ниже) так, как это задумано в данной интонации (как в Sprechgesang), если нужно записать всякие необычные приемы – записывайте их интуитивно. Вот, к примеру, нужно вам резкое glissando сверху вниз. Так и нарисуйте:

Или плавное, мягкое, снизу вверх:

Или вообще какую-нибудь невообразимую фигуру:

И что вы думаете? Это всегда прекрасно читается и играется.

Если вы все же сомневаетесь – адекватна ли ваша запись вашей идее, то комментируйте это словами. Кроме того, нотная запись настолько условна, что многое почти невозможно передать, пользуясь только известными знаками. Поэтому если вам нужно, чтобы данное место было сыграно как «улыбка ангела» или «последний удар сердца», то смело расскажите об этом в сноске.

Прежде чем мы перейдем к описанию технических возможностей, мы должны разобраться в тонкостях процесса игры. Дело в том, что когда исполнитель помешает правую руку в магнитное поле правой антенны, а левой при этом звук не открывает, то он в этот момент не знает, какая нота зазвучит, когда он поднимет руку от левой антенны! Если на рояле вы всегда уверены, что искомая нота находится всегда в одном и том же месте, то на терменвоксе этого нельзя понять до тех пор, пока нота уже не зазвучит. Инструмент очень чувствителен к среде, в зависимости от внешних условий меняется настройка (радиус поля), линейность (равномерность расстояний между нотами в разных регистрах), даже порой тембр. И нет ни малейшей возможности, что нота ля будет всегда на расстоянии 14,8 см от правой антенны. (Да, ужас!) С этим связано то, что исполнителю на терменвоксе практически неведомо понятие «мышечная память», которую исполнители на всех остальных инструментах имеют в основе своего ремесла. На практике игра превращается в быструю и незаметную для слушателя корректировку каждой интонации. (То есть без шикарного слуха лучше и не затеваться играть на терменвоксе.)

Таким образом, все, о чем сейчас напишу, связано с этими особенностями инструмента.

Интервалы. Чем шире – тем опаснее. Если вы знаете, что такое позиционная игра на струнных, то вам будет легко это осознать. Если же нет, то представьте себе понятие «позиция» так: ваша рука спокойно лежит на столе, а неподалеку – монетка. Если вы можете дотянуться до монетки просто движением пальца, не двигая всю ладонь, то вы не вышли за пределы одной позиции. Если же пришлось подвинуть всю руку, то вы поменяли позицию. На терменвоксе в одну позицию помещается примерно квинта. Это, если так можно сказать, «безопасные» интервалы: не будет ни фальшивых нот, ни каких-то других проблем. Можно играть довольно быстро. Чем шире от квинты вы напишете, тем «опаснее» будут эти интервалы, тем больше времени исполнитель потратит на корректировку интонации, тем медленнее придется их играть. Кстати, хороший способ облегчить исполнителю жизнь – написать ему в случае большого скачка glissando или ноту «с подъездом». Но не используйте это на каждой ноте (очень глупо звучит)!

Подвижность, беглость. Вы, наверное, уже догадались, что либо скорость, либо точность интонации. Если важно быстрое движение, то не нужно писать нотами. Вместо нот поставьте на те же линейки крестики, и исполнитель будет знать, что в данном эпизоде сохранить быстрое движение важнее, чем точность интонации.

Штрихи. Самое родное – конечно, легато. Фразу можно тянуть до тех пор, пока электричество не выключат. Но возможно и стаккато. Правда, оно будет немного рыхловато, все-таки нужно успеть поднять и опустить левую руку. Кроме того, на стаккато гораздо труднее соблюсти точность интонации, так как совершенно нет времени корректировать высоту звука.

Репетиции на одном звуке. Возможны, если не очень быстро.

Трели, тремоло. Возможны, но нужно привыкнуть к тому, как именно это звучит на терменвоксе. Я играю так: сначала в более медленном темпе играю эти две ноты, потом все быстрее и быстрее, потом перехожу на крупное вибрато. Создается необходимое ощущение некого биения в зоне заданных звуков.

Вступление после паузы. Это отдельная история. Одна из самых сложных вещей в игре на терменвоксе. Поэтому если вы хотите, чтобы ваша музыка звучала хорошо, то после небольшой паузы (не сколько долей такта) старайтесь, чтобы следующее вступление терменвокса было в пределах небольшого интервала от последней ноты предыдущей фразы. Если же вы хотите резко сменить регистр и следующую фразу начать октавы через две – три от конца предыдущей фразы, то оставьте исполнителю время на это. Как минимум несколько тактов.

Жанры. Хороши все, кроме скучного. Каждый жанр имеет свою публику, и я не знаю музыки, которой был бы противопоказан тембр терменвокса как таковой.

Ансамбль. Хорошо все, кроме сочетания с другим одноголосным инструментом. Если вы, слыша какое-то сочинение, посчитали, что сочетание данных инструментов с терменвоксом звучит нехорошо, то, скорее всего, это просто не очень удачно написано композитором. Можно, знаете ли, и в струнном квартете написать такую партию виолончели, которая не будет сочетаться с остальной партитурой. Но если вы не уверены, что хорошо подчеркнули сочетания тембров (или просто акустика зала такова, что все плохо звучит), то раскрою секрет, как это спрятать. Требуйте, чтобы во время концерта все инструменты играли с усилением. Это придаст им некоторое объединение с терменвоксом, и вопросов по сочетанию тембров не возникнет.

Что касается ансамбля терменвоксов, то я считаю, что это хорошо только в рамках эксперимента, перформанса или какой-либо особой идеи. А играть какую-то узнаваемую мелодию дуэтом терменвоксов – только раздражать слушателя. И не потому, что исполнителям медведь на ухо наступил, а потому, что природа звука – зонная. Когда инструмент играет соло или с фактурным аккомпанементом, то это слушается нормально. А когда два инструмента находятся в двух разных точках зоны одного звука, то это звучит просто фальшиво. Или какие-нибудь параллельные терции – кромешный же мрак! Это с любым одноголосным инструментом происходит, лучше не надо так писать.

Так что пишите любой состав. А я еще могу добавить, что с точки зрения концертной практики и наших жизненных реалий легче всего организовать исполнение сочинения для терменвокса и «минусовой» фонограммы на диске. Ко всей необходимой терменвоксу аппаратуре просто добавляется проигрыватель – и вперед. Немного труднее организовать исполнение пьесы для терменвокса и рояля, все же нужен рояль и еще один человек – пианист. И уж совсем малоподъемно организовать исполнение оркестрового произведения. Надо ли говорить, что самое лакомое – именно с оркестром!

Тут вы скажете: да ладно рояль, где взять сам терменвокс и исполнителя на нем? Про инструмент могу сказать, что возможностей не так мало, как может показаться. От заказа по Интернету (сказывают, на moogmusic.com можно купить) до паяния дома на коленке. А можно обратиться к Олесе Ростовской и предложить свою новую пьесу для терменвокса. А она вам скажет: вот это да! Я как раз опубликовала эти материалы в надежде на новые пьесы для моего любимого инструмента. И всем будет счастье.

Так что – обращайтесь, друзья. Присылайте, пожалуйста, свои вопросы и музыкальный материал для новых пьес по адресу tvx-questions@yandex.ru

Нотные материалы лучше присылать в формате PDF. Если вопросов будет много, опубликуем в следующем номере продолжение. Если же мое «Краткое руководство» настолько подробно, что вопросов будет немного, то отвечу каждому.

А в конце приведу отрывок из книги «50 секретов магии мастерства» нежно любимого мною Сальвадора Дали: «После того как вы научились правильно рисовать карандашом и правильно писать красками, мастерски овладели техникой акварели <…> проникли в скрытые достоинства и тайны красок и поняли, как они взаимодействуют друг с другом, и узнали многое, многое другое, я должен вам сказать – от всего этого не будет никакого толка! Ибо последний и главный магический секрет этой книги состоит в том, что, когда вы садитесь перед мольбертом и начинаете писать картину, совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел».

Олеся Ростовская