Терменвокс по-русски

Мы постоянно добавляем новые материалы на сайт и мы постоянно нуждаемся в вашей помощи.

Пожалуйста, помогите нам с переводом материалов на русский язык.

Переведите пару абзацев >>

Четвертый вариант

А. Рохлин. Журнал: «Радио», №2, 1984 год, стр. 12-14

Статьей А. Рохлина «Приглашения к поиску» мы открыли одно из направлений нашего юбилейного конкурса – «Радио»-60», условия которого были опубликованы в мартовском номере журнала за 1983 год. Редакция получила много откликов на статью, содержащее интересные, доселе неизвестные факты биографий первых создателей проектов телевизионных устройств А. Полумордвинова, М. Вольфке, Е. Горина. Обзор их будет опубликован в одном из последующих номеров.

А сейчас предлагаем вниманию читателей еще один материал, представленный А. Рохлиным на конкурс «Радио»-60».

Наверное, я бы долго еще ничего на знал об этом телевизионном устройстве, если бы в тот день не случилась досадная накладка. На автобазе задержали машину, и киногруппа Центрального телевидения не смогла вовремя выехать на съемки сюжета, посвященного 60-летию маршала Советского Союза Самена Михайловича Буденного. Я, как автор сценария, находился уже у Семена Михайловича, приходилось тянуть время и вести светские разговоры…

Вот тогда-то (это было 25 апреля 1963 года) я и услышал от Самена Михайловича о существовании телевизионной системы Л. С. Термена. На мой вопрос; когда же эта системе была создана, маршал к моему удивлению, ответил: в середине 20-х годов. Я попытался его поправить: «Вы хотите сказать 30-х годов». Но Семен Михайлович не оговорился. И он рассказал мне об обстоятельствах, при которых впервые увидел эту телевизионную установку.

– Предназначалось это устройство, – пояснил маршал, – для пограничных войск, и было строжайше засекречено. Ну, а прежде чем отправить его на границу, решено было испытать в кабинете наркома обороны К. Е. Ворошилова. Передатчик поставили во двора здания, а приемное устройство – в кабинете. Экран его был больше, чем в нынешних аппаратах, а вот четкость и яркость изображения – значительно хуже.

Когда инженеры отладили установку, нарком пригласил к себе С. М. Буденного, и они затеяли своеобразную игру: техник-оператор направлял передающую камеру на одного из посетителей, проходившего по двору Наркомата, а Ворошилов и Буденный пытались отгадать – кого им показывают на экране.

– Мы так были потрясены, – вспоминал маршал, – что на первых порах не узнавали не экране даже хорошо знакомых людей. Но потом почти безошибочно стали угадывать, кого нам показывает оператор…

Семен Михайлович сказал, что это устройство как будто простояло у К. Е. Ворошилова несколько месяцев, по крайней мере, он видел его еще два-три раза в работе.

Меня, конечно, заинтересовала эта история, и я занялся сбором материалов и сведений о ней. Вот что мне удалось узнать.

Шесть лет (с 1921 по 1927 годы) трудился над созданием своей «Установки для передачи изображения на расстоянии» Лев Сергеевич Термен – человек, получивший широкую известность благодаря многим изобретениям и, в первую очередь, «терменвокса» – оригинального электронного музыкального инструмента, достоинства которого в свое время оценил и В. И. Ленин. Этот поиск занял у Термена так много времени не потому, что предложенная телевизионная система отличалась особой сложностью, а просто параллельно с ее разработкой ему приходилось заниматься еще и другими делами.

Правда, за эти шесть лет Л. С. Термен успел создать не одну, а несколько телевизионных систем. Устройство, о котором рассказал С. М. Буденный, было самым последним, четвертым вариантом его системы.

Вместе с Л. С. Терменом, бывшим в 20-е годы руководителем лаборатории электрических колебаний Ленинградского физико-технического института, над установкой дальновидения трудилась целая группа его сотрудников: Е. П. Бутыркина, В. Ф. Литвинов, А. Н. Бойко, В. И. Коваленков и другие. Вначале они занимались изучением созданных до них проектов телевизионных систем. Сохранился список отечественной и зарубежной литературы, включавший в себя уже на том, начальном, этапа почти 250(!) названий. В 1921 году Л. С. Термен выступил на семинаре в физико-техническом института с обзором литературы и анализом состояния дел в дальновидении. Еще через год Лев Сергеевич сделал сообщение на эту же тему в Петроградском отдалении Российского общества радиоинженеров.

Примерно в это же время был составлен план разработки «установки», определилась очередность работ. В 1923–1924 годах Термену и его помощникам удалось собрать и испытать отдельные узлы будущего устройства. Сотрудник лаборатории А. Н. Бойко изготовил специальный селеновый фотоэлемент с очень большой однородностью поверхности, что было чрезвычайно важно для повышения качества изображения. Вместе с В. И. Коваленковым Термен подал в 1924 году авторскую заявку на спиральный метод фокусировки изображения…

Сейчас трудно представить себе, сколько бы еще продолжалась работа над этой «установкой», если бы директор физико-технического института академик А. Ф. Иоффе не предложил Льву Сергеевичу взять эту тему в качестве дипломной работы. Термен в это время заканчивал Ленинградский Политехнический институт (раньше, в 1915 году, он окончил Военно-инженерное училище и Высшую офицерскую электротехническую школу).

Надо было форсировать дело. Начались бессонные ночи… Льву Сергеевичу приходилось отказываться от многих выступлений, от намеченных поездок по стране со своим «терменвоксом». За полгода ему удалось отладить и испытать три варианта телевизионной системы. Если над отдельными узлами Л. С. Термен работал в содружества с другими сотрудниками лаборатории, то на последнем, завершающем этапе, – окончательной сборке системы, – он трудился одни.

Первоначальный вариант, созданный им в конца 1925 года, был рассчитан на 16-строчное разложение изображения. Опыты показали, что с помощью этого устройства можно было «увидеть» на экране лицо человека и, если он стоял в профиль к передающему аппарату, разглядеть его мимику. Однако узнать человека было невозможно.

Тогда появился второй вариант «установки», в котором Л. С. Термен использовал чересстрочную развертку на 32 строки. И, наконец, весной 1926 года был разработай третий вариант, положенный в основу дипломной работы Льва Сергеевича. В нем изобретатель использовал для развертки изображения зеркальные колеса. С их помощью осуществлялась чересстрочная развертка изображения на 32 и 64 строки, которое проецировалось на специальный экран размером 150×150 см.

Первые опытные просмотры, которые состоялись весной 1926 года, показали, что Л. С. Термену удалось, наконец, получить изображение достаточно высокого качества. Теперь, глядя на экран, экспериментаторы могли узнать человека, позировавшего перед телевизионной камерой, правда, если он не делал резких движений. Восторгам первых зрителей и «актеров» не было предела. И все-таки по совету А. Ф. Иоффе решили не искушать судьбу и при первой публичной демонстрации «установки» – во время защиты дипломной работы Терменом – ограничиться лишь показом руки человека, точнее, его ладони. Что и было продемонстрировано 7 июня 1926 года.


Так выглядело приемное устройство «установки» Л. С. Термена,
которую он демонстрировал в 1926 году.

Эта дата до сих пор никогда не упоминалась в работах по истории создания телевизионной техники. А между тем это было событием большого значения. Не случайно на защиту дипломной работы Льва Сергеевича собралось почти 200 человек. В основном это были студенты и преподаватели Ленинградского Политехнического, сотрудники физико-технического институтов. Многие из собравшихся считали демонстрацию «установки» Л. С. Термена чуть ли ни первой попыткой в мире передать движущееся изображение на расстояние.

«Открытие Л. С. Термена, – писал А. Ф. Иоффе, – огромно и всеевропейского размаха… Лучшим доказательством практической удачи сконструированного прибора является демонстрационный опыт Л. С. Термена, показанный им в физической лаборатории нашего института…» (журнал «Огонек», 1926, № 47).

К счастью, дипломная работа Л. С Термена сохранилась. Ее подлинник автор передал в Центральный музей связи им. А. С. Попова, а фотокопию диплома – в Московский политехнический музей. Нашлись фотографии «установки» и ее основных узлов. (В журнале «Радиолюбитель» № 1 за 1927 год довольно подробно описаны конструкция и принцип действия этой системы.)

Все это дает нам возможность сравнить работу нашего соотечественника с проектами иностранных изобретателей – Дж. Бэрда (Англия) и Ч. Дженкинса (США), разобраться в степени его самостоятельности и оригинальности в решении этой нелегкой научной и инженерной задачи.

Названные иностранные специалисты работали, примерно, в то же время (1925–1926 годы), что и Термен. Однако пути, которые они избрали, принципиально отличались. Так, Дж. Бэрд (Англия) и чуть позже – Ч. Дженкинс (США) создали телевизионные системы с «бегающим лучом». Их аппараты в состоянии были демонстрировать лишь гипсовые фигуры или скульптурные бюсты. Какой актер согласится выступать в студии в полной темноте! А с помощью устройства, созданного Терменом, можно было показывать живых людей в привычных для них условиях. Для разложения изображения Дж. Бэрд, Ч. Дженкинс использовали диск П. Нипкова, Лев Сергеевич – зеркальную развертку. Экраны телевизоров западных изобретателей не превышали по размерам спичечный коробок, а в «установке» нашего соотечественника он был почти в две тысячи раз больше!

Все эти факты свидетельствуют о том, что Термен действовал независимо от Дж. Бэрда и Ч, Дженкинса. Даже осторожный в оценках «отец электронного телевидения» профессор Б. Л. Розинг признавал, что «в области электрической телескопии, основанной на механических процессах, благодаря экспериментальному таланту инженера Термена, русская электротехника одержала частичную победу почти одновременно с иностранными экспериментаторами Бэрдом, Дженкинсом и др.» (газета «Известия» от 29 декабря 1926 года).

Но на этом история «установки» не кончается. В течение осени и зимы 1926 года Термен продолжает ее совершенствовать. Помимо него, в работе принимают участие: научный сотрудник Политехнического института А. П. Константинов, студенты физико-математического факультета ЛГУ Лазарев и Архангельский, сотрудники лаборатории электрических колебаний А. Бойко и П. Стрелков и другие.

16 декабря 1926 года состоялась еще одна публичная демонстрация «установки». На этот раз в Москве, на V Всесоюзном съезде физиков (в одной из аудиторий Московского университета). Почти сразу же после этого Лев Сергеевич был вызван в Совет Труда и Обороны, где ему предложили создать телевизионную систему специально для воинских частей (этот вопрос был заранее согласован с руководством Ленинградского физико-технического института).

Вот мы и подошли к четвертому варианту «установки» Л. С. Термена, судя по всему, наиболее важному этапу работы Льва Сергеевича в области телевидения.

Но, к сожалению, мы очень мало знаем об этом устройстве и его судьбе. Удивительного в этом ничего нет. Во-первых, с тех пор прошло почти 60 лет, во-вторых, устройство предназначалось для пограничных войск, и вся документация была строго засекречена.

А между тем то немногое, что нем известно о четвертом варианте «установки» Л. С. Термена, свидетельствует о том, что эта работа, будь у нее более счастливая судьба, могла бы сыграть немалую роль в истории становления отечественного телевизионного вещания.

Итак, что же нам известно об этой работе?

Прежде всего то, что в задании к «установке» заказчик предъявил строжайшие требования: она должна была работать на открытом воздухе при обычном дневном освещении. Специально оговаривалось, что устройство должно быть рассчитано на 100-строчное разложение изображения. (Это единственное, что мне удалось узнать у Льва Сергеевича.)

Чтобы удовлетворить всем этим условиям, группе Л. С. Термена пришлось значительно обогнать свое время. Так, если в первых английских, американских и немецких опытных телевизионных устройствах, созданных, как известно, в конце 20-х и начале 30-х годов, изображение раскладывалось всего лишь на 30 строк, то в четвертом варианте «установки» Термена число строк было в три с лишним раза больше. Если в этих устройствах размеры экрана телевизора можно было сравнить с размерами спичечного коробка, то в «установке» Льва Сергеевича он был соизмерим с современным экраном проекционного телевизора.

Кроме того, группе Л. С. Термена удалось первыми в мире (еще в 1927 году) создать передвижную телевизионную станцию, первыми сконструировать передающую камеру, способную следить за объектом передачи. Ведь во дворе Наркомата обороны посетители К. Е. Ворошилова находились в поле зрения телевизионной камеры в течение всего времени, пока они пересекали двор (примерно 30 метров).

Заканчивая статью, я обращаюсь к читателям журнала «Радио». Может быть кто-нибудь из Вас сумеет продолжить этот рассказ? Я пробовал расспрашивать самого Термена, которому недавно исполнилось 88 лет (несмотря на свой почтенный возраст, Лев Сергеевич до сих пор успешно трудится в одной из лабораторий МГУ), но он, к сожалению, не знает дальнейшей судьбы своего изобретения. Не исключено, что само устройство или его чертежи хранятся где-нибудь на складах или в архивах. Каких только чудес не бывает в жизни? Ведь должны же где-то существовать акты приемки «установки», заключения военных экспертов, приказы, отчеты, записи в бухгалтерских книгах? Наконец, кто-то из читателей журнала мог видеть это изобретение в действии, работать с ним? Надеюсь, что отклики на мою статью помогут прочитать эту, пока еще мало известную страницу истории советского телевидения.

А. РОХЛИН