Терменвокс по-русски

Мы постоянно добавляем новые материалы на сайт и мы постоянно нуждаемся в вашей помощи.

Пожалуйста, помогите нам с переводом материалов на русский язык.

Переведите пару абзацев >>

Письмо Л.С. Термена ректору Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского.

Л. С. Термен, 8 августа 1993 г.

Вы можете скачать:

скан-копию письма

Примечание редактора сайта.

Ранее это письмо было размещено на сайте theremintimes.ru, сейчас доступно в Internet Archive.

Ректору МГК им. Чайковского
М.А.Овчинникову
от Л.С.Термена

Уважаемый Михаил Алексеевич, хотя мне скоро исполнится 97 лет, но я все еще жив! Прошу Вас разобраться в ситуации, сложившейся в центре компьютерной музыки при Московской консерватории.

Несколько дней назад я случайно узнал из передачи радио "Орфей" о существовании Термен-центра компьютерной музыки при Московской консерватории, которым руководит Андрей Смирнов.

Мне непонятно, почему организаторы Термен-центра при Московской консерватории не сочли нужным связаться со мной или моей дочерью, Натальей Термен, и попросить моего разрешения назвать центр моим именем. Я все время нахожусь в Москве у себя дома,  за исключением коротких поездок за границу. Мой домашний адрес легко можно узнать в справочном бюро, а также в МГУ или Союзе Композиторов.

Я считаю недопустимым использование моего имени без моего согласия. Название – Термен-центр, налагает на меня ответственность за деятельность этой организации. Я не испытываю доверия к людям, действующим подобным образом, и не хотел бы, чтобы мое имя было скомпрометировано. Уверен, что центр, носящий мое имя, должен стоять на очень высоком уровне не только в музыкальном, но и в нравственном отношении.

Незаконное использование моего имени организаторами Термен-центра при Московской консерватории лишает возможности организовать центр, носящий мое имя и способствующий развитию моих изобретений в современной культуре. Мне хотелось бы, чтобы моя дочь, Наталья Термен, очень близкий мне человек и музыкант, виртуозно владеющий искусством игры на терменвоксе, организовала культурный центр, носящий мое имя. Наташа, как никто другой понимает цели и задачи развития терменвокса и, возможно, других моих изобретений.

Я очень сожалею, что незаконное использование моего имени становится традицией в Московской консерватории.

В течении нескольких лет студентка композиторского отделения Московской консерватории – Лидия Кавина, пользующаяся покровительством Т.Чудовой (ассистент Т.Хренникова), выдает себя за мою внучку, а в некоторых случаях, создавая себе рекламу, подписывается фамилией Термен.

Л. Кавина занимается интригами и мошенничеством от которых страдаю я и моя семья.

Одна из последних "композиций" Л. Кавиной – клевета Н.Нестурх (мать Л.Кавиной) на мою дочь, Наталью Термен. В результате ложных обвинений и показаний Н.Нестурх, было заведено уголовное дело в милиции. Если бы в этот момент мое здоровье не выдержало нервного напряжения, эта история могла бы закончиться очень трагично для моей дочери, при таких лжесвидетелях.

К сожалению, люди, которые пользовались моим добрым отношением и которые теперь хотят быть причастными к моему имени, действуют совершенно уголовными методами.

Булат Галеев опубликовал ряд статей о моей жизни, в которых он выдает себя за моего близкого друга, пишет ложь, искажает факты моей жизни.

В ферале 1991 года в газете "Комсомольская правда" была опубликована оскорбительная статья Б.Галеева.  В статье Б.Галеев описывает выдуманную им историю о том, как моя дочь, Наташа, выбросила мои архивы на помойку, а я, с каким-то другом, спасал архивы от мусоросборочной машины. Галеев пишет, что мои архивы пришлось передать в Академию Наук.

Ни я, ни члены моей семьи никогда не передавали мои архивы в Академию Наук и, конечно, история с помойкой – наглая ложь.

Почти одновременно с публикацией статьи Галеева, была разгромлена комната, где у меня всегда находилась лаборатория. В комнате было все перевернуто, мои терменвоксы валялись на полу разбитые, выкрадена часть архивов.

Очень прошу Вас сообщить мне, если Вам станет что-либо известно о судьбе моих архивов и их использовании.

Вероятно, Б.Галеева очень ценят в Союзе Композиторов, поскольку при оформлении нашей поездки в Голландию в декабре 1992 года, в Союзе Композиторов постоянно настаивали на том, чтобы мы с дочерью ехали вместе с Галеевым, но я отказался от такого попутчика.

Настораживает и тот факт, что сразу после подачи заявления в Союз Композиторов в мае 1991 года с просьбой оформить нам с дочерью выездные документы во Францию и Америку, появились угрозы расстрелять меня и мою семью. Наша поездка во Францию была сорвана Союзом Композиторов.

Поездка в Америку состоялась благодаря содействию ГосДепартамента США.

Чувствуется, что созданию Термен-центра предшествовала большая подготовительная работа.

При сложившейся ситуации я категорически  возражаю, чтобы центр компьютерной музыки при Московской консерватории носил мое имя.

Мне понятно, что некоторые деятели искусства предпочитают видеть меня в таком состоянии, когда можно спокойно воспользоваться моим именем и манипулировать им в своих интересах.

У меня есть все основания полагать, что организаторы Термен-центра при Московской консерватории умышленно не обратились ко мне.

Я очень надеюсь, что мое обращение к Вам не повлечет за собою следующую цепь неприятностей.

Я надеюсь на Вашу помощь и содействие.

Лев Термен
8 августа 1993 г.